Мобильная версия
Вход на сайт
Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Закрыть
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Книга "История нашего города"

Книга "История нашего города" Колпинские байки
События нашего времени Страницы истории
 

(История нашего города, глава 3) Формирование нового облика Колпина (1803-1860 гг.)

22.10.2005

   3. Формирование нового облика Колпина (1803-1860 гг.)

   Адмиралтейские Ижорские заводы

   Реконструкция заводов


   К концу XVIII в. ижорские производства пришли в упадок. В ветхом состоянии под угрозой разрушения находилась плотина, производительность мастерских снижалась. Контора заводов к тому времени отсутствовала. Требовалась полномасштабная реконструкция, а для неё необходимы были крупные вложения.

   С предложением разработать проект реконструкции заводов Адмиралтейство обращается к шотландцу Карлу Гаскойну – инженеру, прибывшему в 1786 г в Россию и руководившему к тому времени несколькими заводами. Гаскойн назначается директором АИЗ. Должность главного архитектора заводов занимает соотечественник Гаскойна Вильям Гесте. Он разработал проекты мастерских и заводской конторы. 1 октября 1803 г. «План переустройства» Ижорских заводов Гаскойна был утверждён Александром I. 

   Гесте оформил западный фасад завода несколькими каменными зданиями, расположенными на одной линии. В центре – главная контора. По бокам – несколько одноэтажных зданий, расположенных симметрично по отношению к ней. От здания конторы Гесте спроектировал дорогу на Царское Село таким образом, чтобы на её линии располагались и шпиль колокольни Свято-Троицкой церкви, и флагшток здания главной конторы. Таким образом, при реконструкции заводов был создан архитектурный ансамбль, явившийся одним из факторов новой планировки Колпина.

   Реконструкция заводов включала строительство новой плотины. Для регулирования уровня воды в Ижоре в 1805 г. был прорыт полукруглый канал и построена вторая плотина. Дорога на Царское Село прошла через середину канала, который, в свою очередь, образовал полукруглую площадь перед зданием главной конторы.

   Мастерские встали на берегах бассейна в два ряда. Почти все они были построены уже в 1804-1805 гг. 

   Вскоре после скоропостижной кончины Гаскойна в июле 1806 г. фактическим управляющим заводами становится его соотечественник и ученик Александр Вильсон.

   В апреле 1807 г. случилось разрушительное наводнение: воды Ижоры прорвали новую плотину и затопили мастерские. Новые каменные цеха, построенные по плану реконструкции, не были затронуты, но унесло старые деревянные строения, была повреждена дорога на Усть-Ижору, сорваны мосты через Ижору.

   В начале июня, когда вода спала полностью, приступили к исполнению нового плана мероприятий по решению проблемы весенних наводнений. Самая трудоёмкая часть плана – сооружение правобережного (прямого) канала – была завершена в 1809 г. В его продолжении за окраиной селения была построена третья плотина.

   Успешно произведённая реконструкция привела к созданию уникальной по тем временам промышленной архитектуры. Облик заводов и села Колпино переменился столь кардинальным образом, что 1803 год одно время считали годом основания Ижорских заводов. 
    
   

Дальнейшее развитие заводов

   С выполнением Плана реконструкции Ижорские заводы сформировались как одно из крупнейших в России многопрофильных предприятий. Вильсон стремился внедрить на АИЗ технические новинки, появлявшиеся за границей, в первую очередь в Англии. При нём АИЗ начали принимать участие в российских и международных выставках. Особенно высоких оценок удостаивались на них навигационные приборы, выдающуюся роль в разработке и производстве которых сыграл мастер А.В. Самойлов.

   В 1823 г. Колпино посетил император Александр I, в 1835 г. – император Николай I. Осмотрев мастерские и госпиталь, Николай I выразил Вильсону «высочайшее своё удовольствие». К этому времени был подготовлен новый генеральный план развития заводов и села Колпино, в январе 1836 г. утверждённый императором. Начался новый этап развития предприятия. 

   В середине пятидесятых годов загрузка АИЗ значительно увеличилась. Это было связано с Крымской войной. В 1856 г. загрузка по сравнению с довоенными годами более чем утроилось. Кроме производства, осуществлялся ремонт военной техники.

   В августе 1856 г. завершилась эпоха Вильсона на АИЗ. К тому времени за 60 лет служения России он был произведён в инженер-генералы, удостоен всех орденов Российской империи. АИЗ возглавил инженер-кораблестроитель Карл Швабе. Его задачей стала организация производства корабельной брони с целью создания нового Российского флота взамен старого, парусного, конец которого наступил после неудачи Крымской войны.

    
   
Организация труда

   Работавшие на АИЗ делились на классы: ученики, мастеровые, подмастерья, мастера. В ученики шли дети мастеровых и рекруты. Первые обучались от трёх до пяти лет, вторые – от года до трёх лет. В мастеровые ученики переводились после сдачи экзамена.

   Мастеровые делились на два класса. Более квалифицированные и опытные мастеровые первого класса могли иметь двух учеников, мастеровые второго класса – одного. Подмастерья имели трёх учеников. Руководство мастерскими осуществляли мастера. Нередко для освоения новых производств приглашались иностранные мастера, прежде всего англичане. «Английские художники», как их называли в России, перенесли на АИЗ свой богатый опыт и знания, традиции крупнейшей промышленной державы, европейскую культуру. С их участием готовились российские специалисты. Постепенно на заводах стали складываться династии ижорских мастеров, из поколения в поколение передававших профессиональные знания и навыки.

   Рабочий день на заводах составлял 12 часов. Выходные нередко, особенно в период войн, не предоставлялись. Условия труда были опасными, сам труд тяжёлым. Неотъемлемой частью работы становились несчастные случаи, профессиональные заболевания.

   В 1827 г. на Ижорских заводах был организован 6-й морской рабочий экипаж. Все мастеровые были разбиты на 8 рот и превращены в нижние военные чины. Во главе рот стоял командир, он же мастер. Непосредственными начальниками мастеровых были унтер-офицеры. Был на заводах особый чиновник, в обязанности которого входил надзор за мастеровыми, слежение за тем, чтобы те трудились «неленостно».

   Организация труда строилась на жёсткой дисциплине, системе поощрения и наказания нижних чинов. Нередки были случаи побегов. Беглых мастеровых отлавливали и жестоко наказывали, но некоторых беглецов это не останавливало и они бежали неоднократно.

   Новому начальнику заводов К.И. Швабе стало ясно, что рабочий экипаж как форма организации труда изжили себя. Но осознанию невозможности дальнейшего существования экипажа предшествовали доселе беспрецедентные события.

   В 1857 г. произошло стихийное выступление, толчком к которому стало объявление воскресенья рабочим днём. 393 мастеровых направились к дому командира экипажа с просьбой отменить рабочий день. По его приказу пять мастеровых были арестованы и посажены под караул. Несмотря на то, что в воскресенье все мастеровые явились на работу, начальник заводов дал делу ход, отправив рапорт о случившемся в морское ведомство. 

   В Колпино прибыла генеральная комиссия военного суда во главе с вице-адмиралом Балка. Комиссия выявила многочисленные факты злоупотреблений: неполное удовлетворение провиантом, дровами, заработанными деньгами. Отмечалось, что предъявляемые в этой связи жалобы не исследованы. 

   Военный суд установил вину четырёх зачинщиков, трое из которых были наказаны шпицрутенами и направлением в арестантскую роту, а четвёртый «в состоянии умопомешательства, соединённого с меланхолическим направлением мыслей» был направлен в военный госпиталь. Всем остальным мастеровым было объявлено, что, обращаясь прямо к высшему начальству, они нарушают порядок службы и что за повторение такого они будут сурово наказаны. 
    
   

Жизнь селения 
   
Управление селением


   В 1808 г., после соединения Софии с Царским Селом Колпино вошло в состав Царскосельского уезда Санкт-Петербургской губернии. Но управление селением осуществлялось не из уездного центра, а из Адмиралтейств-коллегии военно-морского министерства. Правила по управлению предприятием, утверждённые в 1806 г., определяли не только структуру заводов, но и уклад жизни Колпина. Ведь земля в селении принадлежала морскому ведомству, здесь жили только люди, так или иначе причастные к заводам. Основные учреждения (церковь, школа, лазарет) содержались государством по смете министерства. Селением и всеми его учреждениями фактически управлял начальник заводов. В тридцатые-сороковые годы строительство заводов и селения осуществлялось по плану Вильсона, утверждённому императором в 1836 г.

    
   
Перенос кладбища 
   
План Гаскойна предусматривал перенос кладбища из центра селения на другое место, но его план селения утверждён не был. В 1809 г. Вильсон получил разрешение министра П.В. Чичагова на перенос кладбища и находившейся рядом деревянной церкви Св. Троицы. Это было вызвано необходимостью благоустройства и поддержания санитарного состояния селения, а также пожароопасностью нахождения деревянной церкви вблизи литейной мастерской. Новое кладбище разместили за окраиной Колпина за Харламовым ручьём при впадении в него Прямого водоотводного канала. Церковь Св. Троицы была разобрана в 1809 г. Из оставшегося годного материала, вероятно, в том же году на новом кладбище построили небольшую деревянную церковь Св. Николая чудотворца. 
    
   

Жизнь и быт мастеровых и их семей 
   
Колпино вставало рано: летом звон заводского колокола раздавался в 4 часа. Мужчины уходили на работу, мальчики – в школу. Мастеровые выстраивались на площади. Дежурный офицер производил перекличку, проверял соблюдение формы одежды и вёл команду к главным заводским воротам. Здесь её принимал по списку чиновник, который в свою очередь передавал мастерам и унтер-офицерам для распределения по работам. Мастеровых, не явившихся к заводу, дежурный офицер отыскивал и представлял «для употребления в работу». 

   С образованием морского рабочего экипажа не только работа, но и жизнь мастеровых была строго регламентирована. Всё подчинялось военным порядкам. Нижним чинам экипажа строжайше запрещалось отлучаться из села. По вечерам особый отряд производил проверку по домам и казармам. Ночью по селу ходил патруль из четырёх рядовых и унтер-офицера, который забирал и отправлял на гауптвахту всех, кто показывался на улице. Помещение на гауптвахту или наказание шпицрутенами следовало за малейшее нарушение порядка. Наказания производились на площади, в центре села, в присутствии заводской команды.

   Функции сельского полицмейстера выполнял надзиратель благочиния. Он расследовал все происшествия в селе. За кражи и беспорядки на заводах и в селе мастеровых судил суд заводских чиновников, более тяжкие преступления подлежали рассмотрению военным судом.

   В воскресенья и праздники, если заводы не работали, мастеровых в 8 часов утра выводили на площадь, выстраивали во фронт, и после переклички и чтения статей устава и регламентирующих документов вели в церковь. 

   Холостые мастеровые жили в четырёх деревянных казармах. Здесь же находилась общая кухня, в которую мастеровые сдавали свой провиант, и столовая, за питание в которой с них удерживалось 7-9 рублей в год. 

   Жениться и привести жену в заводское селение дозволялось только по разрешению начальника заводов. Для семейных мастеровых выделялось место для строительства дома, выдавалась ссуда из внутреннего заводского капитала. Предоставлялись некоторые стройматериалы и возможность использовать мельницы для распиловки брёвен. 

   Дома в селении были однообразные: одноэтажные, с тремя окнами и двускатной крышей. К каждому дому примыкал небольшой двор. В нём находились сарай для дров и хлев для скота. За дворами располагались огороды. Для выгона скота жители Колпина нанимали землю у соседних крестьян ввиду для этого отсутствия своей. Крупный рогатый скот держали в основном для молока и по большей части летом: покупали весной и убивали к зиме на мясо. 

   Дом и огород были заботой женщин. «Все лица, составляющие семью ремесленника, облегчают его труды участием в домашнем хозяйстве: пожилые шьют платье и обувь, удрученные же летами ловят рыбу, ходят за птицею и скотом и т. п.; даже и дети ремесленника в свободное время от ученья привыкают заботиться о своем хозяйстве и работают в огороде или сбирают в окрестных лесах ягоды, грибы и травы; всё это служит немаловажным подспорьем в пище».

   Комнаты сдавали в наём приезжавшим в Колпино богомольцам, а также чиновникам под дачу, торговцам.

   За недостатком своих овощей их покупали у приезжавших окрестных огородников, в т.ч. у немецких колонистов. У приезжих покупали рыбу, посуду, ткань. В Колпине (рядом с колокольней) была и своя лавка с тканью. Чай, кофе, сахар, разные лакомства, фарфор, стекло покупали в «мелочных лавках», которых было около 16. Была также булочная, харчевня. Право на торговлю давалось начальником заводов. Ремесленные заведения, относящиеся к отраслям заводского производства (например, кузнечное), были запрещены.

   Заводское начальство стремилось поддерживать среди мастеровых трезвость. Накануне праздников издавались приказы о правилах поведении на улицах Колпина и в питейном доме. Всем нижним чинам и заводским служащим запрещалось распитие спиртных напитков в питейном доме и предписывалось уносить их домой, «чтобы в селении повсюду сохранена была тишина и спокойствие». 
    
   

Пути сообщения 
   
Первые дороги
 
   

   К первым дорогам, соединявшим Колпино с окрестными населёнными пунктами, были дорога от Усть-Ижоры с Ям-Ижоры и от села Вознесенское до Колпина. 

   Дорога от Усть-Ижоры до Ям-Ижоры несколько десятилетий была единственной, соединявшей Колпино с Санкт-Петербургом. Дорога была вымощена булыжным камнем.

   В мае 1844 г. Николай I повелел устроить шоссе между Колпином, Ям-Ижорой и Царским Селом. В 1847 г. строительство шоссе началось, а в июне 1849 г. завершилось. Оно соединило Архангелогородский тракт с Московским. 

   Дорогу между Колпином и Московской Славянкой для улучшения сообщения Колпина с Царским Селом и Павловском построили в 1854 г. ввиду частых проездов императорской фамилии из Царского Села на Колпинскую станцию Санкт-Петербурго-Московской железной дороги. Но АИЗ не имели средств на ремонт дороги, и к 1859 г. она была разбита, на что указал после проезда по ней император Александр II. Дорога состояла из сплошного ряда ямок, между которыми попадались довольно крупные камни. Ремонт дороги был произведён в том же году. 
    
   

Железная дорога 
   
Большим событием в жизни Колпина стало строительство Санкт-Петербурго-Московской железной дороги. Получив летом 1844 г. сообщение из Главного морского штаба о предстоящем начале работ по сооружению Санкт-Петербурго-Московской железной дороги, Вильсон создал заводскую комиссию для оценки строений, предполагаемых к сносу. Тринадцать частных усадеб и заводской сарай необходимо было перенести на новое место. Их владельцы получили из казны компенсацию.

   Станция IV класса Колпинская с пассажирским домом (вокзалом) открылась 9 мая 1847 г. Участок Санкт-Петербург — Колпино носил название «опытного пути» и стал первым сданным в эксплуатацию отрезком дороги. 

   На «опытном пути» проводились испытания мостов, подвижного состава, средств связи, земляного полотна и верхнего строения пути. С 1848 г. в широких масштабах производились опытные воинские перевозки. 

   Полностью Санкт-Петербурго-Московская железная дорога была построена в 1851 г. 

   С 1852 г. через станцию начала доставляться простая (частная и казённая) корреспонденция. Ежедневно она отправлялась из столичного почтамта в почтовом вагоне и вручалась кассиру. Заказные письма, денежные переводы и посылки поступали на ближайшее отделение в Усть-Ижоре два раза в неделю; с завода за ними посылали нарочного.

   Открытие железной дороги значительно преобразило облик селения. Считавшаяся ранее главной Никольская улица уступила первенство Троицкой, возникшей как дорога от пассажирского дома к Свято-Троицкой церкви. Именно она теперь встречала поток богомольцев. В начале пятидесятых на Троицкой строятся двухэтажные каменные дома, хозяева которых предоставляли приют приезжающим. С Никольской улицы на Троицкую переместилась гостиница. Вдоль оживлённой магистрали появляются дома торговых людей с магазинами, и улица становится сосредоточением торговой жизни Колпина. Происходит интенсивная застройка близлежащих переулков.

    
   
Образование 
   
В 1808 г. была основана школа кантонистов при АИЗ. В кантонисты зачислялись сыновья мастеровых. Школу они были обязаны посещать с 6 лет. В первые годы существования школы обучали, как и в большинстве российских школ такого типа, главным образом, чтению, письму и Закону Божию. С развитием производства на АИЗ и началом изготовления сложной продукции (навигационных приборов и др.) заводу требовались квалифицированные кадры, поэтому ввели преподавание физики, чертёжного дела, других предметов, требовавшиеся для овладения профессией. Внутренний распорядок школы отличался строгостью, царила военная муштра, практиковалось наказание розгами.

   По достижении 14 лет большинство кантонисты переводилось в мастеровые четвёртого класса (т.е. в ученики) рабочего экипажа. В учениках они состояли пять лет.

   В 1836 г. Вильсон устроил в своём доме первую в Колпине школу для девочек. Их обучали грамоте, Закону Божию, рукоделиям. Число девочек в школе достигало 60.

   К середине века открылись три частные школы, в которых обучалось несколько десятков учащихся.

   В описании 1854 г. упоминается приходское училище в колокольне Троицкой церкви.

   Представление о грамотности колпинцев даёт описание села за 1863 год: «Между жителями села Колпино грамотность развита более чем где-нибудь в России: на сто человек грамотных едва и найдется трое не умеющих читать и писать».

    
   
Церковь и духовная жизнь колпинцев 
   
Кладбищенская церковь Св. Николая
 
   
Итак, в 1809 г., на новом кладбище, построили церковь Св. Николая чудотворца. Иконостас, утварь и образа для храма по разрешению министра Чичагова были взяты из церкви Св. Захария и Елизаветы, находившейся в башне под шпилем главного Адмиралтейства (она была закрыта в 1808 г. в связи с возведением нового здания Адмиралтейства по проекту А.Д. Захарова). 

   В 1828 г. кладбищенскую церковь перестроили. Она представляла собой небольшой деревянный храм длиной 14, шириной 6 метров с жестяной двускатной крышей и полукруглой лестницей центрального входа. С северной и южной стороны располагались крытые галереи, ограждённые железными решетками и в зимнее время закрытые стеклянными рамами. Крышу церкви венчала колокольня в виде ротонды с небольшим куполом, укреплённым на чугунных столбах. На колокольне находилось четыре колокола.

   Зимой церковь вмещала 130 человек, летом – 200 (за счет террас). Собственного причта не имела, служили здесь священники Свято-Троицкой церкви, к которой она была приписана.

    
   
Свято-Троицкая церковь 
   
Троицкая церковь оставалась центром духовной жизни православных колпинцев. А в праздник летнего Николы чудотворная икона Св. Николая притягивала к себе тысячи богомольцев из столицы и окрестностей. Они приезжали в Колпино на дрожках, телегах, знатные и состоятельные – в каретах и колясках. Большинство же приходили пешком. По Никольской улице богомольцы, достигнув церковной площади, расходились по разным улицам села. Другая часть богомольцев прибывала по Неве и Ижоре на речных судах («тихвинках»), отправлявшихся от Александро-Невской лавры и вмещавших 40 человек. 

   Так продолжалось полвека, до постройки железной дороги. Именно на праздник летнего Николы (9 мая) была пущена в 1847 г. её первая очередь от Санкт-Петербурга до Колпина. Теперь богомольцы из столицы получили возможность добираться до церкви по железной дороге, поскольку накануне и в этот день до Колпина ходили специальные поезда. Со строительством железной дороги поток столичных богомольцев значительно возрос. В середине XIX в. приезжавших на праздник летнего Николы было до 8 тысяч, что примерно в полтора раза больше постоянного населения. К колпинской святыне петербуржцы прибывали и в другие дни.

   В тридцатые годы XIX в. по обе стороны от колокольни, вдоль улицы, были выстроены ряды деревянных лавок, а по бокам лавок были сооружены деревянные часовни. В 1858 г., к торжественно отмечавшемуся столетию закладки церкви, прежняя деревянная ограда была заменена каменной с деревянной решёткой и чугунными воротами. 

   Духовная жизнь колпинцев находилась под жёстким контролем. Надзиратель благочиния во время службы находился в церкви; в его обязанности входило «иметь бдение, чтобы всякий из заводских чинов и служителей… во время службы пребывали со страхом в молчании и чтобы была соблюдена тишина и благоволение». Нижним чинам экипажа приказывали «исполнять долг религии», то есть быть у исповеди и святого причастия и ни под каким видом от сего не уклоняться под опасением законного за сие взыскания».

    
   
Конфессиональный состав населения Колпина 
   
О вероисповедании колпинцев можно судить по данным, приведённым в очерке 1854 г., по состоянию на 1852 г.:

   Обращает на себя внимание диспропорция мужского и женского населения в разных возрастных категориях. Это, в частности, говорит о значительном количестве холостых мастеровых, что связано с трудностями создания семьи в закрытом селении и ограничениями на возможность жениться на стороне. Наибольшая диспропорция среди католиков обусловлена самими обстоятельствами появления польской диаспоры в Колпине (военнопленные, взятые при подавлении польского восстания 1831 г.). В условиях значительного преобладания православного населения естественным представляется переход в православие жителей иных конфессий.

    
   
Колпинская ярмарка
   
Описание праздника летнего Николы приведено в книге «Колпино. Селение Ижорских Адмиралтейских заводов». Ещё накануне с утра на улицах оживлённая торговля: огородники с овощами, горшечники с разной глиняной посудой, разносчики, финки из окрестных деревень с бутылками сливок, немки из колоний с корзинками сливочного масла. На церковной площади приезжие торговцы разбивают палатки для ярмарки. К вечеру в село прибывают пешие богомольцы, в основном женщины, одетые по-праздничному, с узелками в руках.

    «Помолившись и пообедав, никто не обходится без увеселений, а тем более праздный простолюдин, и к вечеру ярмарка оживляется».

   Среди нехитрых развлечений – раёк: поставленный на двуножник ящик в виде цветного домика с тремя круглыми стеклами и надписью: «самая новая панорама показывает разные города». 

    «Другая толпа простого народа собирается где-нибудь в стороне ярмарки, около буро-серого медведя. … Он, ходя кругом на задних лапах и поворачиваясь с боку на бок, тяжело представляет разные движения из крестьянского быта под распевные рассказы вожатого…
   
Рядом – другой мужик, «козлятник», надевает на голову холщовый мешок в заплатах с деревянной мордой козы и, хлопая её челюстями, или под дробь своего барабана пляшет в том же кругу в виде животного с рогами. Вожатый под конец представления поручает медведю собрать с толпы копейку, и даёт ему в лапы свою шапку…

   Где-нибудь вертится и иностранный плясун в узком красном наряде и шляпой с перьями. С удивительным терпением он подпрыгивает с ноги на ногу под писк своей лиры. Кое-где вдоль большой улицы за двугривенный показывает своё искусство так же разодетый скоморох».

    «Но эти зрелища увеселяют только простой народ и детей. Военноремесленники, по своей образованности, ими пренебрегают и проводят весь праздник у себя дома, беседуя со всем семейством, родственниками и знакомыми, и угощаясь чем Бог послал…».


© Г.А.Ефимова, Р.С.Иволга, Е.П.Сизёнов.
Авторам: Все статьи, размещенные на нашем сайте, являются собственностью их уважаемых авторов. Если вы считаете, что мы нарушили ваше авторское право опубликовав статью или фото, или в случае наличия ошибки в указании истинного автора-правообладателя или гиперссылки на интернет-ресурс - напишите нам на электропочту mail@kolpino-city.ru и недоразумение будет исправлено. (Не забудьте пожалуйста указать свои координаты и обратный адрес!)



Возврат к списку



[ Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи ]


FRESH (обновления и рубрики)